— Ну и как, понравилось чужие хуи сосать, а?! — говорю я зло и едко, едва не срываясь на истерический крик.
— Хорош хуйню нести, дурак, — Вика пытается изображать раздражение, но страх в её голосе чувствуется, она испугана. И ведь есть чего бояться, есть!
— Не придуривайся, шлюха! — я приближаю своё лицо к лицу жены так, что злые капли слюны капают ей на подбородок, а она морщится будто это сильнейший яд. Так и есть, слюна моя сейчас хуже яда кобры, хуже серной кислоты, — Я всё видел! Всю вашу блядскую переписку! Ты не от подруги вернулась, не от мааамочки, ты от ёбарей своих приехала! Небось ещё пизда ими воняет! Подмыться хоть успела?!
— Тише, не шуми, — Вика едва не плачет, — дети спят.
Детей я отвёз к бабушке ещё днём.
— Что-то ты не думала о детях когда раздвигала свои блядское ноги, когда заглатывала чужие вонючие хуи, — я всё же перехожу на шёпот, — вкусно было, да?! Глотала малафью ихнюю?! Глотала, я спрашиваю?!
— Прекрати, Вань, хватит
— Ты бы так своему Тиграну говорила или Лёшику! Лёооошик, Лёооошенька, Алёоооша Тьфу, бля!
— Вань, ну хватит, ну пожалуйста
Я немного остываю и убираю руку с плеча жены. Та трёт больное место. На плече теперь останется синяк. Вика молчит, глядя в пол, хлюпает носом и тяжело дышит, борясь со слезами.
— Ну что ж, шлюшка, — шепчу я прямо в ухо. Но слово «шлюшка» получается не запланировано ласковым, даже нежным, — у тебя есть шанс исправить своё незавидное положение. Искупить, так сказать, делом, а не словом. И ты знаешь, как.
— Может, не надо, а, Вань?
— Надо, Вика, надо
***
Женаты мы с Викой уже (ну, или всего) четыре года. Мне уже давно за тридцатник, но женат впервые. Вике же всего двадцать три. У нас двое детей, мальчишки-близнецы, по три года. Живём мы не в столице, но и не в мухосранске каком-то, областной центр всё-таки. Хороший частный дом в не самом плохом районе на окраине. Не шикуем, но и далеко не бедствуем: машина, хорошая мебель, заграничные курорты каждые полгода. Эти-то регулярные курорты и сыграли с нашей семейной жизнью злую шутку.
Первые два года, пока беременность и дети маленькие, Вика практически безвылазно сидела дома, моталась с вечно болеющими детьми по поликлиникам и собесам, вела хозяйство, а я работал в поте лица чтобы обеспечить молодой семье достойную жизнь. На личные отношения времени почти не оставалось. Да, секс был, но без огонька. Стандартные пара-тройка поз, куник, минет, не более.
Но Вика всё же успевала следить за собой, поддерживать хорошую форму. А формы у неё, я вам скажу, что надо. Женщина она, что называется, фигуристая: среднего роста, стройная, но с выдающейся далеко вперёд грудью, широкой круглой задницей и пускай не очень стройными и длинными, но и не кривыми и не толстыми ногами. Да и лицо хоть и не блистало изысканной красотой фотомодели, но впечатляло своей простой восточноевропейской милотой: светло-русые волосы, серые глаза, молочная кожа с веснушками, нисколько не портившими его, а лишь придававшими лицу особенную изюминку. На её внешность я и повёлся при первом нашем знакомстве.
Дело было так. Пятница, вечер, у кого-то из коллег по работе юбилей. Скинулись на подарок, уже и не помню какой, да это и не важно, и пошли отмечать в лучший пивной ресторан нашего города. Компания наша была почти чисто мужской, если не считать Зинаиду Михайловну, бухгалтера сорока восьми лет. Да и та была при муже, начальнике отдела.
Ресторан, естественно, носил гордое немецкое имя: «Бавария». Пиво, конечно же, тоже «немецкое», колбасы, бублики и прочие элементы германскости в представлении российского обывателя. Одним из них были официантки. Все, как на подбор, молодые, румяные, в платьях с короткой юбкой и просторным декольте. Нам досталась молодуха с грудью, готовой вот-вот вывалиться из платья наружу, и широкой белозубой улыбкой. Звали её Вика. Да, не буду никого интриговать, это моя будущая жена.
Вика белозубо улыбалась и задорно хохотала надо всеми нашими сальными шуточками в её адрес, но лишнего не позволяла. Все наши попытки залезть под короткую кружевную юбчонку она пресекала на корню. Но мне всё же удалось «стрельнуть» у неё номерок телефона. Дело в том что во всей нашей честной компании я оказался единственным относительно привлекательным мужчиной. Остальные были или слишком старые, или слишком жирные, или чересчур пьяные и хамоватые. Я же, хоть и не красавец, да и не юнец уже, вёл себя относительно прилично, реже других и не слишком глубоко лез под юбку, не отпускал слишком пошлые шуточки в её сторону, а лишь делал комплименты и улыбался. Зацепила она меня, надо сказать, хорошенько: молодая, сочная, весёлая, да ещё сказывалась праздничная пятничная атмосфера и изрядное количество выпитого пива.
Я позвонил на следующий день и мы договорились встретиться и прогуляться. Я заехал за ней на своём «Тигуане», а потом наш путь лежал на набережную. При свете дня, на трезвую голову и в повседневной одежде она уже не казалась такой соблазнительной и желанной красоткой как в ресторане, но всё ещё оставалась весьма милой и привлекательной. Да и круглую упругую задницу в джинсах было видно лучше. Разглядывая её краем глаз, я заметил, что она непривычно ёрзает в мягком кресле производства немецкого автопрома, с любопытством разглядывает салон.
— Что, не ездила ещё на такой?
— Не-а, на такой крутой тачке ещё нет.
Во время нашей беседы в машине и на осенней набережной выяснилось что девчонка она деревенская, с окраины соседней области, девятнадцати лет, приехала поступать в ВУЗ, но получилось лишь в технарь, снимает совместно с более удачливой подругой, поступившей-таки в универ, комнатку в «хрущёвке», подрабатывает официанткой. Наша весёлая компашка попалась ей всего на второй рабочий день. Так что вовсе не удивительно, что моя не самая дорогая тачка показалась ей крутой, а мой одноэтажный добротный дом с аккуратным газоном — шикарным особняком.
Перед тем как решиться ехать ко мне, мы долго бродили по берегу, взявшись за руки, любуясь камышами и закатом на фоне спальных районов и заводских труб, целовались на лавочке в сумерках, а потом, продрогнув, в машине. Я мял под футболкой её упругие большие сиськи и твёрдую круглую жопу сквозь джинсы, чуть не трахнув прямо в салоне, но Вика взбрыкнула и едва не сбежала. Потом она пришла к выводу, что если считать ресторан, то свидание всё же второе, а не первое, и с учётом того что живу я один в своём доме, Вика согласилась ехать ко мне.
Я бы мог, конечно, приукрасить наш секс, обрисовать его страстным, безумным и романтичным, но врать не привык: всё было довольно традиционно, если не сказать — банально. Долгие французские поцелуи в полумраке гостиной с постепенным раздеванием, я сверху на ней на диване, она пытается подмахивать и стонать, но получается не то чтобы очень хорошо, но не так уж и плохо. Естественно, резинкой я пользовался. Она, конечно, давно не девственница, но и не гуру секса, не похожа на опытную шалаву. Как, впрочем и я: ни особыми размерами, ни прытью я похвастать не мог. Первый раз кончил минут за пять, не больше. Но всё же её молодое сочное тело дало о себе знать: после чашечки кофе и не особо умелого минета я ещё раз отымел её, но уже рачком. Викина круглая мясистая жопа при этом приятно шлёпалась о мои бёдра, а сиськи болтались как два церковных колокола в такт нашим простым движениям. Мне нравилась мять эти два больших упругих мячика, таких классных сисек я ещё ни разу не мял.
Ночевать она осталась у меня. Отзвонилась подруге, приняла душ и легла мне под бочок в чём мать родила. Уснул я быстро, а проснулся от того что мой член обрабатывал горячий ротик Вики. Было уже светло, мне скоро вставать на работу, но Вика оседлала моего бойца сверху, её торчащие соски приятно щекотали мою безволосую грудь. Я потянулся к тумбочке, достать презервативы, но Вика остановила меня:
— Сегодня можно в меня, я подсчитала.
Но, естественно,

как и бывает в таких случаях, то ли подсчитала она неверно, то ли сделала это специально (что скорее всего), но ровно через девять месяцев я встречал её с цветами и нашими родителями возле роддома, радостно плачущими от счастья: первые внуки, как никак.
Узнав о беременности Вики, я не паниковал, но и не прыгал от счастья. Поразмыслив хорошенько, решил что это даже к лучшему. Пора и мне остепениться, завести семью, детей. Всё-таки уже за тридцатник, хорошая работа, дом, машина, да и родители давно плешь проели со свадьбой. На Вику за её хитрый приём зла не держал. Девка она молодая, не дурна собой, а тут подвернулся богатый, по её меркам, мужик, пускай и не красавец и старше её на полтора десятка лет, но зато добрый и работящий. Да и сама она оказалась бабой покладистой, хорошо готовила (так, что я набрал кило семь веса и обзавёлся солидным пузиком), убиралась по дому, нянчилась с детьми, но и себя не запускала: купил ей велотренажёр и прочую лабуду для фигуры. Машинку ей тоже взял, б/у-шный «Пежо», но ездила она нечасто, только к маме или по большой нужде. В общем, первые два года мы жили, не тужили. Страстными влюбленными я бы нашу пару не назвал, но это даже к лучшему. Такие отношения, как правило, ярко горят, но быстро гаснут. Были у нас и ссоры, и примирения, всё как у всех, но в целом нашу семью можно было назвать образцовой. И вот наступил тот самый день, первый день моего отпуска. Первого отпуска за два года.
На дворе, надо сказать спасибо моему начальству, стоял не самый солнечный месяц — ноябрь. Полистав яркие буклеты, мы остановились на Эмиратах. В Турции уже прохладно, в Ебипте я бывал, Таиланд и Индия — далековато, а вот Дубаи — самое то. Пацанов решили оставить на бабушек с дедушками, пускай подышат деревенским воздухом малые. Да и нам надо отдохнуть от вечно орущих чад. Бабушкам они были только в радость, они чуть не передрались за право первой нянчить внуков, дедули тоже были не против.
Заселились мы, конечно, не в «Бурдж аль Араб», а «Бурдж Халифа» тогда ещё не построили, но тоже в неплохом четырёхзвёздном отеле. Курортная жизнь текла своим чередом: пляжи, магазины, катание на квадрациклах и прочие прелести Эмиратов. Вика там буквально расцвела. После нудного домашнего быта она отрывалась по полной: загорала, купалась, шопилась в бутиках, плясала на дискотеках. Своим сочным телом в откровенных нарядах она всегда производила просто фурор. Мужики не сводили с неё сальных взглядов и истекали слюной, но Вика ничего лишнего им не позволяла, всем демонстрируя дорогое обручальное кольцо. Лишь лёгкий флирт, порождавший у меня в груди бурные взрывы ревности. Но после этих взрывов наш секс в номере отеля был особенно страстным, лучшим за все годы супружества.
Вернувшись домой, в серые будни, я вновь с головой окунулся в работу, а вот Вику как будто подменили. Она всё реже готовила фирменную домашнюю вкуснятину, покупая полуфабрикаты, дом потихоньку обрастал пылью и паутиной, газон превращался в бурьян, дети всё чаще гостили у бабушек. Да и в постели всё стало ещё скучней и унылей. Всё чаще она залипала в своём планшете, переписываясь в соцсетях. Я заподозрил адюльтер.
Слава великому и могучему паролю «QWERTY», шифровальщик из неё очень плохой, и я легко взломал её аккаунты в соцсетях, читая переписку благоверной.
Помимо реального аккаунта Виктории Мурашовой, который она практически не посещала, она зарегистрировалась ещё под одним именем: Вика Ягодка.
«Пиздец, как оригинально!» — думаю я. Но мне, на самом деле, не до смеха.
На аватарку она поставила какую-то аниме-лабудень, профиль оставила практически пустым. Ну что же, приступаем к самому интересному, к самой мякотке: личная переписка. Что там у нас?
Так-ссс Парочка тупых дрочеров, быстро посланных в пешее эротическое путешествие, спамеры А вот и он! Аккаунт левый, но с несколькими реальными фото. Я узнаю его, это Тигран, наш сосед по отелю в Дубае! В дальнейшем он просто «Т», а Вика просто «В».
Не прошло и двух дней после приезда с тёплых морей до начала их переписки.
В: привет тигран это ты
Т: привет я а ты это та вика из дубаи
В: да я
Т: дакажи на фото
В: вот (кидает только что сделанное селфи на фоне нашей, нашей, сука! спальни)
Т: это ты дома
В: да
Т: ты одна
В: с детьми

  • Страницы:
  • 1
  • 2
  • 3
  • ...
  • 6
Добавлен: 2019.04.03 12:10
Просмотров: 4375